картинки о войне Nemiga.info мир Полоцк Могилев Гродно Несвиж Слуцк Мядель Орша Discovery-Belarus Минск-Немига 12 месяцев Ян Гугл
МИНСК. СТУДИЯ "ЛУВР"
Фото. Фотограф
Начало  дорог Беларуси
Карта автодорог Беларуси
Маршал Жуков
Маршал Жуков Георгий Константинович
Герой Советского Союза. Великая отечественная война. Портрет Маршала Жукова

Поиск по сайту
Например: Маршал Жуков Георгий Константинович. Герой Советского Союза
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО БЕЛАРУСИ
Belarus Photo
Это страна замков!
Экскурсии по Минску
ФОТОГРАФИИ МИНСКА
Фото. Верстовой столб
Минск 50-х сегодня
Фотографии Минска
ФОТОГРАФИИ МИНСКА
Фото. Верстовой столб
Минский тракторный МТЗ
Минский автобусный МАЗ
картинки о войне Путешествия по Беларуси Полная карта Беларуси Экскурсия в Петербург Polotsk Могилев Grodno Nesvizh Logoisk Myadel Orsha Борисов Ян Гугл

На главную
Про Покрышкина
Белаз в Жодино
Минский автозавод
Минские мотоциклы
Музей авиации

English version
Открой Беларусь
Минск.Инфо
Bel. National-geographic
Bel. Discovery-science
Bel. Animal-planet
Belarusian Hhistory
Discovery Civilisation
Беларусь незнакомая!
Природа Беларуси
Машиностроение Беларуси

Погода на Беларуси. Погода на завтра
Погода в Минске

Маршал Жуков Георгий Константинович

Маршал Жуков Георгий Константинович. Герой Советского Союза. Этот скульптурный портрет маршала Жукова установлен в музее Великой отечественной войны в Минске...


Музей Линия Сталина
Музей Линия Сталина

Музей Великой отечественной войны в Минске
Музей Великой отечественной
войны в Минске

Миг-25




Каталог TUT.BY
Немига.Инфо. 2003-2021
vic2005@mail.ru

Маршал Жуков Георгий Константинович
Портрет Маршала Жукова. Командующий 1-м Белорусским фронтом. За что сняли Жукова. История про маршала Жукова. Что вывез Жуков из Германии.

Маршал Жуков

Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Жуков. Фото. Фотография. Картинка Фото. Картинка
Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Жуков
Этот скульптурный портрет маршала Жукова установлен в музее Великой отечественной войны в Минске... Фото Студии "Лувр". Минск 2010г.

    Про маршала Жукова

     Как же поразительно схожи бывают судьбы великих людей. Взять А. Суворова. Великий русский полководец. Гениальный тактик. Талантливейший стратег. Сколько им сделано во славу России! Но, завершив свои блистательные боевые походы, герой Рымника и покоритель Альп оказался в немилости у царственных особ, завидовавших его славе. Пройдёт полтора столетия, и другой выдающийся русский полководец – маршал Г. К. Жуков испытает на себе примерно то же, что пережил его великий предок. Буквально сразу после Великой Отечественной войны легендарный военачальник стал ненавистен И. В. Сталину, который опасался возможного соперника. Тут-то и начал своё страшное движение маховик низвержения авторитета Г. К. Жукова, Маршала Советского Союза, трижды Героя, дискредитации его яркой личности. В ход были пущены сплетни, клевета, доносы, выбитые в бериевских застенках «признания» бывших сослуживцев и товарищей Георгия Константиновича.

     В чём же конкретно обвиняли Жукова?

     Да в том, что он якобы не так отзывался об «отце народов», был враждебно к нему настроен, умалчивал о его роли в Великой Отечественной войне, не одобрял политики партии, погряз в махинациях с трофейным имуществом. Разом было забыто всё, что Жуков сделал для Победы. На первый план выползло мелкое, подлое. Охота на ставшего неугодным маршала велась умело: месяцами собирался компромат, тайно обыскивались его квартира, дача, активно выявлялись завистники. Это была хорошо спланированная акция, которой занимались профессионалы. Но это был и последний бой маршала за своё честное имя. Бой в мирное время, в одиночку. Жуков не дрогнул, выиграл схватку. И кто знает, случись обратное, возможно, вместо «дела врачей» появилось бы «дело о полководцах». Но, даже выиграв бой, Жуков не стал победителем. До конца своих дней, уже, будучи четырежды Героем, он оставался в тени. Кремлю не нужен был полководческий дар Георгия Константиновича. В Кремле боялись его прямого, честного характера, всенародного признания, как когда-то опасались славы Суворова. Да разве мы знаем только один этот пример! На Руси великие люди всегда почему-то были в опале у правителей.

     Ниже показаны два документа, которые наглядно показывают, как затягивалась петля на шее выдающегося полководца, какие подлые приёмы использовали его организаторы и исполнители, в какое унизительное положение был поставлен прославленный военачальник, настоящий патриот своей Родины.

     ________

     В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)

     ТОВАРИЩУ ЖДАНОВУ АНДРЕЮ АЛЕКСАНДРОВИЧУ

     Объявленное мне в ЦК ВКП(б) письменное заявление бывшего моего адъютанта Сёмочкина по своему замыслу и главным вопросам является явно клеветническим.

     Первое. Обвинения меня в том, что я был враждебно настроен к т. Сталину и в ряде случаев принижал и умалчивал о роли т. Сталина в Великой Отечественной войне, не соответствует действительности и является вымыслом. Факты, изложенные в заявлении Сёмочкина, состряпаны Семочкиным и являются результатом того, что Семочкин в конце 1947 года узнал о характере клеветнического заявления Новикова лично от меня.

     Я признаю, что допустил грубую и глубоко непартийную ошибку, поделившись с Семочкиным о характере заявления Новикова. Это я сделал без всякой задней мысли и не преследовал никакой цели.

     Пункт обвинения меня в непартийном выступлении во Франкфурте перед «союзниками» не соответствует действительности, что, наверное, может подтвердить т. Вышинский, который был вместе со мною и лично выступал. На приеме в 82-й парашютной дивизии я был вместе с Соколовским, Серовым и Семеновым. Я там не выступал, а все, что говорил, считаю глубоко партийным.

     Второе. Обвинение меня в том, что я продал машину артисту Михайлову и подарил Славину, не соответствует действительности:

     1) Славину машина была дана по приказанию тов. Молотова. Соответствующее отношение было при деле;

     2) Михайлову мною было разрешено купить машину через фондовый отдел. Оформлял это дело т. Михайлов через таможню, а не через меня, деньги платил в таможню и банк, а не мне.

     Я ответственно заявляю, что никогда и никому я машин не продавал.

     Ни Славина, ни кого-либо другого я никогда не просил о себе что-либо писать и Славину никакой книги не заказывал. Семочкин пишет явную ложь.

     Третье. О моей алчности и стремлении к присвоению трофейных ценностей.

     Я признаю серьезной ошибкой то, что много накупил для семьи и своих родственников материала, за который платил деньги, полученные мною как зарплату. Я купил в Лейпциге за наличный расчет:

     1) на пальто норки 160 шт.

     2) на пальто обезьяны 40-50 шт.

     3) на пальто котика (искусст.) 50—60 шт. и еще что-то, не помню, для детей. За все это я заплатил 30 тысяч марок.

     Метров 500—600 было куплено фланели и обойного шелку для обивки мебели и различных штор, т.к. дача, которую я получил во временное пользование от госбезопасности, не имела оборудования.

     Кроме того, т. Власик просил меня купить для какого-то особого объекта метров 500. Но так как Власик был снят с работы, этот материал остался лежать на даче.

     Мне сказали, что на даче и в других местах обнаружено более 4 тысяч метров различной мануфактуры, я такой цифры не знаю. Прошу разрешить составить акт по фактическому состоянию. Я считаю это неверным.

     Картины и ковры, а также люстры действительно были взяты в брошенных особняках и замках и отправлены для оборудования дачи МГБ, которой я пользовался. 4 люстры были переданы в МГБ комендантом, 3 люстры даны на оборудование кабинета главкома. То же самое и с коврами. Ковры частично были использованы для служебных кабинетов, для дачи, часть для квартиры.

     Я считал, что все это поступает в фонд МГБ, т.к. дача и квартира являются в ведении МГБ. Все это перевозилось и использовалось командой МГБ, которая меня обслуживает 6 лет. Я не знаю, бралось ли все это на учет, т.к. я полтора года отсутствую и моя вина, что я не поинтересовался, где, что состоит на учете.

     Относительно золотых вещей и часов заявляю, что главное — это подарки от различных организаций, а различные кольца и другие дамские безделушки приобретены семьей за длительный период и являются подарками подруг в день рождения и другие праздники, в том числе несколько ценностей, подаренных моей дочери дочерью Молотова Светланой. Остальные все эти вещи являются в большинстве из искусственного золота и не имеют никакой ценности.

     О сервизах. Эти сервизы я купил за 9 200 марок, каждой дочери по сервизу. На покупку я могу предъявить документы, и может подтвердить т. Серов, через кого и покупались сервизы, т.к. он ведал всеми экономическими вопросами.

     О 50 тысячах, полученных от Серова и якобы израсходованных на личные нужды.

     Это клевета. Деньги, взятые на случай представительских расходов, были полностью в сумме 50 тыс. возвращены начальником охраны МГБ Бедовым. Если б я был корыстен, я бы мог их себе присвоить, т.к. никто за них отчета не должен был спросить. Больше того, Серов мне предлагал 500 тысяч на расходы по моему усмотрению. Я таких денег не взял, хотя он и указывал, что т. Берия разрешил ему, если нужно, дать денег, сколько мне требуется.

     Серебряные ложки, ножи и вилки присланы были поляками в честь освобождения Варшавы, и на ящиках имеется надпись, свидетельствующая о подарке. Часть тарелок и еще что-то было прислано как подарок от солдат армии Горбатова.

     Все это валялось в кладовой, и я не думал на этом строить свое какое-то накопление.

     Я признаю себя очень виноватым в том, что не сдал все это ненужное мне барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно.

     О гобеленах я давал указание т. Агееву из МГБ сдать их куда-либо в музей, но он ушел из команды, не сдав их.

     Четвертое. Обвинение меня в том, что соревновался в барахольстве с Телегиным, является клеветой. Я ничего сказать о Телегине не могу. Я считаю, что он неправильно приобрел обстановку в Лейпциге. Об этом я ему лично говорил. Куда он ее дел, я не знаю.

     Пятое. Охотничьи ружья. 6-7 штук у меня было до войны, 5—6 штук я купил в Германии, остальные были присланы как подарки. Из всех ружей охотилась команда, часть штуцеров, присланных в подарок, я собирался передать куда-либо. Признаю вину в том, что зря я держал такое количество ружей. Допустил я ошибку потому, что, как охотнику, было жаль передавать хорошие ружья.

     Шестое. Обвинение меня в распущенности является ложной клеветой, и она нужна была Семочкину для того, чтобы больше выслужиться и показать себя раскаявшимся, а меня — грязным. Я подтверждаю один факт — это мое близкое отношение к З., которая всю войну честно и добросовестно несла свою службу в команде охраны и поезде главкома. 3. получала медали и ордена на равных основаниях со всей командой охраны, получала не от меня, а от командования того фронта, который мною обслуживался по указанию Ставки. Вполне сознаю, что я также виноват и в том, что с нею был связан, и в том, что она длительное время жила со мною. То, что показывает Семочкин, является ложью. Я никогда не позволял себе таких пошлостей в служебных кабинетах, о которых так бессовестно врет Семочкин.

     К. действительно была арестована на Западном фронте, но она была всего лишь 6 дней на фронте, и честно заявляю, что у меня не было никакой связи.

     Седьмое. О том, что не желал подписываться на заем, это также клевета. Никогда меньше 1,5-2 месячных окладов я не подписывался. Это можно подтвердить документами.

     Восьмое. Партвзносы действительно платил Семочкин, так как я состоял в парторганизации Генштаба, а большей частью я был на фронте и, чтобы не просрочить партвзнос, поручал Семочкину производить партвзнос.

     В заключение я заявляю со всей ответственностью:

     1. Семочкин явно клевещет на меня. Я очень прошу проверить, был ли у меня подобный разговор с Коневым и другими, как надо обманывать тов. Сталина об обстановке.

     2. Семочкин клевещет на меня, рассчитывая на то, что он является вторым, после Новикова, свидетелем о якобы моих антисоветских взглядах и что ему наверняка поверят.

    

     Я глубоко сознаю свою ошибку в том, что поделился с ним сведениями о клеветническом заявлении Новикова и дал ему в руки козырь для нечестных разговоров, антисоветских разговоров и, наконец, против меня.

     3. Прошу Центральный Комитет партии учесть то, что некоторые ошибки во время войны я наделал без злого умысла, и я на деле никогда не был плохим слугою партии, Родине и великому Сталину.

     Я всегда честно и добросовестно выполнял все поручения тов. Сталина.

     Я даю крепкую клятву большевика не допускать подобных ошибок и глупостей.

     Я уверен, что я еще нужен буду Родине, великому вождю тов. Сталину и партии.

     Прошу оставить меня в партии. Я исправлю допущенные ошибки и не позволю замарать высокое звание члена Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).

     12.1.48 г. Член ВКП(б) ЖУКОВ    Далее >>>


Партизаны Беларуси. фото. Картинка
Партизаны Беларуси
Минск. Картинки с войны фото. Картинка
Картинки с войны фото
Военная техника 30-х фото. Картинка
Военная техника 30-х
Вооружение 60-х фото. Картинка
Вооружение 60-х фото

    Личное дело Жукова

     Надо отметить, что в случае с Жуковым все доносы доходили до инстанций. А самые «перспективные» складировались в кремлевское досье. Вот в том же 1954 году одна немецкая фрау по фамилии Ланге из оккупированного войсками Советской армии города Дрездена шлет письмо на имя премьера Георгия Маленкова. И это письмо доходит до адресата:

     «Перевод с немецкого.

     Дрезден, 17 мая 1954 г.

     Глубокоуважаемый г-н председатель!

     К сожалению, обстоятельства вынудили меня просить у маршала Советского Союза Жукова помощи в размере 10 000 марок для воспитания моего шестилетнего сына. Так как г-н маршал мне не отвечает, я должна предположить, что его молчание объясняется сознанием вины. Мой сын должен сейчас жить не со мной, и чужие люди должны о нем заботиться. Весьма печально писать о том, что ребенку русского офицера никто не хочет помочь.

     Я прошу Вас сообщить мне, является ли г-н маршал членом партии, потому что я намереваюсь обратиться с жалобой в Центральный Комитет на этого ленивого человека.

     С глубоким уважением,

     Руфь Ланге.

     ГДР, Дрезден, А 45, Стефенсонштрассе, 38, П с.

     Перевела: (подпись) (Н. Гаврилова)» (там же, л. 1).

     Просьба, читай — донос, составлена грамотно. Политически корректно. Вроде бы напрямую, по имени никого не называют и не обвиняют. Но при этом налицо конкретика существа вопроса. «Адреса, пароли, явки». Имя и фамилия матери, возраст ребенка, требуемая сумма алиментов. Такие сигналы в личных делах маршалов и членов Политбюро встречались редко. Полученные из-за границы? Что-то не припомню. А вот в личном деле Жукова — имеется.

     Зав. Общим отделом (канцелярии) ЦК Владимир Малин помечает: «Доложено». Маленков, подобно Хрущеву в случае с парижским агентом, дает устное поручение: «В архив». Для чего он оставляет письмо немецкой доброжелательницы в резерве? На всякий случай: возникнет проблема — и о фрау можно вспомнить… Так два типовых компромата на одного человека оказываются в руках у двух вождей. Примерно в одно время. Летом 1957-го эти соратники сойдутся в смертельной политической схватке. Арбитром противостояния выступят Жуков и армия. Маршал поддержит Хрущева против Маленкова и антипартийной группы. За что сам сполна расплатится через пару месяцев, осенью того же года. Ведь компромат хранился независимо от политических фаворов. Такие были нравы.    >>>

Су-25. фото. Картинка
Су-25. фото
МИГ-23. фото. Картинка
МИГ-23. фото
МИГ-21 фото. Картинка
МИГ-21 фото
МИ-24 фото. Картинка
МИ-24 фото
Гаубица В-4 образца 34 года. Транспортный самолет ЛИ-2. ЛИ-чный самолет Сталина?
Гаубица В-4 образца 34 года
Знаменитый танк Т-34. Калашников-броневик?
Знаменитый танк Т-34
Дивизионная пушка. Батарея имени Тушина?
Дивизионная пушка
Гвардейский миномет - Катюша или полевая кухня? Секретное оружие?
Секретное оружие?

Самолет У-2

Как маршал Жуков генерала в разведку послал. Самолет У-2. Фото. Фотография. Картинка Фото. Картинка
Самолет У-2. Как маршал Жуков генерал-майора авиации Каманина в разведку послал

    Как маршал Жуков генерала в разведку послал

     В книге Н. Каманина «На крылатых танках» прочитал интересную историю. Каманин пишет, что случилась она 3 ноября 1943 года в первый день наступления на Киев с Лютежского плацдарма. Генерал-майор авиации Каманин, командир 5-го штурмового авиакорпуса, в первой половине дня руководил боевыми действиями штурмовиков с своего выносного пункта управления, расположенного в сотне метров от командного пункта 1-го Украинского фронта.

    Наступление началось в 8 утра, но до 11 часов авиация не действовала, так как мешал густой туман. После 11 несколько групп штурмовиков нанесли удар по танкам противника, генерал Каманин осуществлял руководство. Примерно в 12-30 Каманин получил приказ от командующего 2-й воздушной армии С.А. Красовского явится на КП фронта.

     Как пишет Каманин: «На КП фронта рядом с блиндажом в окопах стояла группа генералов: Г.К. Жуков, Н.Ф. Ватутин, Н.С. Хрущев, С.А. Красовский, К.С. Москаленко, П.С. Рыбалко и о чем-то оживленно беседовала. Подойдя поближе, я услышал недовольный голос маршала Жукова, он упрекал Москаленко и Рыбалко в том, что они не знают где находятся их передовые части и требовал немедленно уточнить линию соприкосновения с противником».

     Жуков здесь – представитель Ставки, координатор действий двух фронтов, 1-го и 2-го Украинских, Москаленко – командующий 38-й армией, Рыбалко – командующий 3-й гвардейской танковой армией. Эти две армии начали наступление четыре с половиной часа назад. Жуков распекает командармов «через голову» командующего фронтом Ватутина, которой стоит тут же, так же как и член Военного совета фронта Хрущев.

     Каманин: "Увидев меня, Жуков немедленно спросил: А какие у тебя сведения о наших передовых частях, где наши танки, где работают твои штурмовики? Я доложил, что после прохода наших танков через боевые порядки пехоты… все группы штурмовиков бьют резервы и части противника и показал на карте район, где по танкам били летчики… «Слава богу, - сказал Жуков, хоть одна достоверная весточка поступила. Но этого мало, я хочу знать: на сколько километров и в каких направлениях продвинулись наши танки».

     Действительно, Каманин же доложил, где находятся немецкие части, точнее, подходящие резервы. Про советские танки он ничего не сообщил.

     Далее, Каманин: «После этого я услышал ошеломивший меня приказ: «Генерал Каманин, садитесь на самолет и уточните: как далеко наши танки продвинулись в глубь обороны противника? – Маршал показал на карте хорошо знакомую мне основную дорогу движения танков и добавил: - На территорию противника не залетать!»

     Пожалуй, такой приказ ошеломил бы кого угодно. Больше же некого в разведку послать, кроме командира корпуса лично. А управлять двумя дивизиями штурмовиков любой может. При это, комкора отправляют не на истребителе или штурмовике, а на тихоходном фанерном биплане.

     Каманин: «Не залетать… А как определишь: где начинается и где кончается территория противника? Я очень хорошо знал, что Рыбалко категорически требовал от своих танкистов не втягиваться в борьбу с мелкими подразделениями противника, стремительно продвигаться вперед, обходя узлы сопротивления и круша штабы, связь, тылы и резервы.

    Это значило, что в далеко в тылу передовых наших танковых частей оставалось немало гитлеровцев и целях подразделений, уничтожением которых и очищением территории занималась пехота. А для уничтожения самолета У-2 достаточно одной автоматной очереди… «Есть не залетать на территорию противника! – ответил я внешне спокойно маршалу, демонстративно четко повернулся и пошел к самолету».

     Каманин понимает, что для него это практически смертный приговор. Что интересно, приказ маршал Жуков отдал «через голову» командующего воздушной армией генерал-полковника Красовского, стоящего тут же, и «через голову» командующего фронтом Ватутина, ну и через голову Хрущева, до кучи.

     Далее Каманин с обидой пишет: «Все присутствующие молчали. Я убежден, что Красовский и все другие генералы понимали не хуже меня, что всю нелепость и опасность приказа маршала. Но приказ есть приказ и его надо выполнять.

     Я подходил уже к самолету, когда меня догнал запыхавшийся майор и доложил: «Товарищ генерал, я из разведотдела фронта. Мне приказано лететь с вами, точнее, мне приказано выполнять полученное вами приказание с летчиком Ивановым, а вам маршал приказал вернуться на КП фронта». У-2 У-2

     Летчик «капитан Иванов понимал всю опасность задания, но был спокоен и его последними словам были: «Все ясно, товарищ генерал, сделаю все возможное. Прощайте!» Когда самолет заруливал на точку взлета, майор-разведчик помахал мне рукой из задней кабины».

     «Вернувшись на КП фронта, я застал там только генерала Ватутина и Красовского. Оба тягостно молчали. Ватутин задал только один вопрос: «Когда он возвратиться?» - Через 30-40 минут, не больше, до противника 15-20 километров» - ответил я. Но прошел час, два, наступила темнота, а экипаж У-2 в составе капитана Иванова и майора-разведчика, фамилию которого я так и не узнал, не вернулся. Больше того, они не вернулись совсем, и мы ничего не узнали о месте и причине их гибели.

    После освобождения Киева м очень тщательно обследовали район предполагаемого падения. Десятки раз над этим районом летали самолеты У-2 со специальной задачей – обнаружить обломки самолета. Специальная команда от эскадрильи связи исколесила весь район на машине, опрашивали солдат, местных жителей, пленных – все было тщетно. Прошло 35 лет, а мы ничего не знаем о гибели этого экипажа».

     Далее Каманин пишет, что со слов ген. Красовского он узнал, почему Жуков изменил свой приказ. Через какое-то время после его ухода к Жукову обратился подполковник СМЕРШ Воробьев: «Товарищ Маршал Советского Союза, цель не оправдывает средства. Вы посылаете в очень опасную разведку генерала, командира корпуса, Героя Советского Союза, депутата Верховного Совета, а выполнить этот разведывательный полет может любо летчик.

     Если разрешите, я готов лететь в разведку вместо генерала Каманина с летчиком Ивановым». Маршал, как утверждал Красовский, несколько опешил от дерзости подполковника Воробьева и собирался с ним «поговорить», но в разговор вмешался Хрущев: «Георгий Константинович, наверное, целесообразней послать Иванова вместо Каманина». Его поддержал Ватутин и добавил, что даст опытного разведчика. Маршал был раздражен этим вмешательством и уходя в блиндаж сказал: «Хорошо, пускай летит Иванов с разведчиком, а Каманина вызовите сюда».

     В общем, большие генералы все вместе отправили на заклание двух неизвестных офицеров вместо одного известного всей стране летчика. Заканчивает Каманин так:

     Прошло много лет, а я до сих пор, когда вспоминаю Киевскую наступательную операцию, не могу забыть этот эпизод. Какой-то неприятный осадок поднимается из глубин памяти, чувство вины перед неоправданно погибшим экипажем, неудовлетворенность собой – по-видимому, я не все сделал, чтобы предотвратить напрасно пролитую кровь двух офицеров».    >>>





Экспозиция
Линия Сталина
Музей ВОВ. Минск
Средний танк Т-34
Тяжелый танк Т-10
Тяжелый танк ИС-3
Пушка-Гаубица Б4
Дивизионная пушка
Пулемет Максим
Полевая кухня

Славянский базар. Фестиваль в Витебске
Еще о Белваруси
Велотрек в Минске
Панорама Минска. Фото
Фотостудия в Минске
Где провести свадьбу?
Резервная валюта России
Развлечения и отдых
Страна замков - Беларусь
Мой Интернет - Беларусь
Горные лыжи - Силичи
Экскурсии по Беларуси

National-geographic
Discovery-science
Animal-planet
Belarusian Hhistory
Discovery Civilisation
Гербы городов Беларуси
Беловежская пуща

Автомобильная Карта Минска
Автомобильная
Карта Минска

Список турфирим Минска
Список турфирим Минска

Пальмы на Минском море? Фото Беларуси
Где это Минское море?

Путешествия по Беларуси. Фото. Картинка
100 дорог по Беларуси!

vic2005@mail.ru

Главная Студия "ЛУВР" представляет: Золотое кольцо Беларуси Mirskii zamok Древний Полоцк мир Полоцк Могилев Гродно Несвиж Слуцк Мядель Орша
Наш e-mail vic2005@mail.ru    Студия "Лувр" представляет:
Studio Louvre. Minsk